Команда Госдепартамента США отправилась в турне по странам-партнерам, чтобы уговорить их оказать максимум экономического давления на Иран, заставив Тегеран пойти на уступки, сообщил представитель дипведомства

Уговорить надавить на Иран

Госсекретарь США Майк Помпео направил «межведомственные группы» по всему миру, чтобы обсудить со странами-партнерами дальнейшие шаги по иранскому вопросу, заручиться их поддержкой, «услышать их озабоченность и выработать консенсус в будущем», сообщил заместитель помощника госсекретаря США по делам Ирана и Ирака Эндрю Пик в четверг, 14 июня, в ходе телефонного брифинга. Его слова передает корреспондент РБК.

Эндрю Пик входит в состав делегации американских чиновников, которая сейчас ведет консультации в Европе о будущем ядерной сделки с Ираном, о выходе из которой в одностороннем порядка президент США Дональд Трамп объявил 8 мая.

Пик отметил, что консультации проводятся в рамках осуществления стратегии госсекретаря Помпео, согласно которой США хотят добиться минимизации экономического и финансового участия бизнесменов других стран, в том числе Европы, в Иране, и тем самым оказать максимум давления на Тегеран. По словам Пика, ранее на этой неделе американские чиновники провели конференцию в режиме телемоста с коллегами из Германии, Франции и Великобритании, а на следующей неделе команда переговорщиков из США направится в Азию, а затем — в страны Персидского Залива.

Ядерная сделка, известная как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), была подписана Ираном и «Группой шести» (Россией, Великобританией, Китаем, США, Францией и Германией) в 2015 году. В соответствии с документом, Иран обязался ограничить свою ядерную программу в обмен на отмену международных санкций, введенных против него до подписания СВПД.

Ирану важна Европа

«Экономика страны является высшим приоритетом для политического руководства Ирана, как и в любой другой стране», — отметил представитель госдепартамента. Поэтому США намерены поставить Иран перед выбором: продолжать вести свою «зловредную» политику в регионе и развивать ядерную программу или же иметь процветающую экономику, отвечающую нуждам населения Ирана, объяснил Пик. «Но они не могут иметь и то, и другое одновременно», — подчеркнул он.

Пик еще раз напомнил, что санкции будут восстановлены в отношении тех секторов, на которые распространялись американские ограничения до подписания СВПД в 2015 году, в первую очередь на нефтяную сферу, в то время как на другие отрасли (например, на поставки медикаментов в Иран), санкции распространяться не будут.

«Необходимо существенное сокращение импорта иранской нефти, но есть вероятность, что объемы будут варьироваться от страны к стране», — завил заместитель помощника госдепартамента. При этом дипломат не стал отвечать на вопрос о том, планируют ли США предоставить исключения из антииранских санкций отдельным европейским компаниям. Он напомнил, что Вашингтон дал работающим в Иране компаниям шесть месяцев, чтобы постепенно свернуть свою деятельность там.

Министры финансов и иностранных дел европейских стран 4 июня направили в Вашингтон письмо с призывом защитить европейские компании от риска попадания под вторичные американские санкции. Европейцы просят исключения для своих компаний в сферах фармацевтики, здравоохранения, энергетики, автомобилестроения, гражданской авиации, инфраструктурных проектов и банковского дела. По словам Пика, Вашингтон еще не дал официального ответа на это письмо.

Как отметил Пик, антииранские санкции США ни в коем случае не нацелены только на Европу: «Мы, конечно, не пытаемся обособить своих ближайших союзников. Наши усилия имеют глобальный характер». Тем не менее, по его мнению, иранцы все же наиболее заинтересованы в сотрудничестве с европейским бизнесом не только из-за качества продукции, но и «престижа, который так ценится иранцами». «Больше всего Иран хочет участия Европы, участие же России или Китая [в экономике Ирана] — это совсем другое дело», — подчеркнул он.

Пик отметил, что односторонний выход США из ядерной сделки вовсе не означает, что Трамп недоговороспособен. По его мнению, успешный саммит Трампа с северокорейским лидером Ким Чен Ыном 12 июня служит примером тому, что нынешняя американская администрация готова вести переговоры.