В новостях неделю назад прошла информация о поездке горно-алтайских буддистов общины "Ак Буркан" в Бурятию. Сегодня по просьбе Бронтоя Бедюрова да еще и с его стихами эту новость опубликовали и "Новости Горного Алтая".

Рассказанное там не соответствует исторически установленным фактам, - предмет для своего пиара "Ак Буркан" выбрала не очень подходящий. В связи с чем хотелось бы немного поправить оранжевого монаха.

Амырсана никогда не был джунгарским ханом. В борьбе за власть в Джунгарии он вместе Дабачи отправился в Казахстан к своему знакомому Аблай-султану и вернулся в 1754 году с его войском. Дабачи и Амырсана привели три тысячи казахов в Или и убили главу Джунгарии Дорджи-Ламу и заодно всю чиновничью верхушку. Расплатились с Аблаем отдав на разграбление казахам области сторонников Дорджи-Ламы. Несколько сот алтайцев были уведены в полон (в то время общая численность алтайцев составляла около 10-20 тысяч человек).

Затем Амырсана не поделил власть уже с Дабачи. Дабачи оказался сильней, причем, большинство алтайских зайсанов, включая Омбо, поддержали именно Дабачи. Улус Амырсаны был разграблен, он опять бежал - на этой раз к цинскому императору. Уговорил его снарядить армию и пойти на ойратов. Император, давно искавший случая разгромить некогда мощных соседей, воспользовался представленной возможностью. Авангардом северной колонны с тремя тысячами воинов, в числе которых были и его ойраты, командовал Амырсана. Он получил от цинского императора титул князя первой степени и должность помощника главнокомандующего войсками.

В 1755 году цинская армия разбила джунгарцев. Амырсана был поставлен императорским наместником в Кобдо (одна из четырех административно-территориальных частей Великого Джунгарского ханства четырех ойрат - Дурбэн Ойрат).

Тогда же в 1755 году цинский Цэнгунджав вторгается в алтайские земли и вынуждает признать цинское подданство большинство местных зайсанов, в том числе Гулчухая, Чаадака, Намджила и других. По обычаю, новые вассалы едут к Цяньлуну на аудиенцию в Жэхэ, где он принимает их, выдает инвеституру и цинские знаки различия - шарики (жинс) и перо (отго) на шапку. Зайсаны возвращаются в родные края уже цинскоподданными, обязанными военной службой и поставкой скота в качестве албана (оброк).

Летом 1755 года войска Амурсаны заняли «Канские и Каракольские волости» (левобережье Катуни) и район Телецкого озера. Началось жестокое преследование алтайских зайсанов. Дабачи-хан после очередного поражения от цинских войск пытался найти убежище у правителя Уч-Турфана, но 8 июля 1755 г. был выдан цинским властям [Моисеев. 1983. С. 65].

Амырсана не забыл про алтайцев - он приглашает на съезд их зайсанов и убивает там 15 из 17 приехавших - тех, кто не поддержали его в противостоянии с Дабачи. Затем Амырсана пытается стать ханом того, что осталось от Джунгарии, но в планы цинского императора это не входит. Ему нужен наместник, а не хан, и над частью, а не над всем. Амырсана с частью своих воинов восстает, успешно нападая на отряды цинских войск.

Цинский император приходит в бешенство и приказывает (цитата): "выкорчевать бунтовщицкий корень". Цины устраивают этнический геноцид ойратов. По некоторым данным, было убито 80% джунгарцев (общая численность населения государства на тот момент оценивается от 600 тысяч до полутора миллионов человек). Джунгария прекращает свое существование.

Тем временем подданство алтайцев цинам очень шаткое - они не выплачивают албан скотом, но монголы постоянно присылают к ним послов, которые неоднократно увещевают алтайских зайсанов выплатить албан. В результате монголы начинают угрожать им суровыми карами - "на березах перевешаем". Начинаются сношения зайсанов с Россией - они жалуются на "притеснения" монголов. Т.е. они хотят быть в цинском подданстве, но не нести повинностей.

Одновременно зайсаны пытаются оградить себя от попыток Амырсаны свести с ними счеты - в декабре 1755 г. Омбо информирует цинов о том, что Амырсана придвинулся к алтайским кочевьям. Некоторые зайсаны, не принимавшие участия в разорении улуса Амырсаны, переходят на его сторону. Цяньлун очень строго следит за исполнением старого маньчжурского обычая карать предателей. Он указывает истребить тех, кто поддержал мятеж Амырсаны, уже будучи цинским подданным. В феврале 1756 г. Омбо устраивает акт неповиновения - не пропускает к Аблай-султану цинское посольство Дэшана. Это серьезное преступление против сюзерена, и Цяньлун, до этого времени не устраивавший преследования Омбо, приказывает уничтожить его вместе с семьей. Омбо и его сторонники бегут к русским границам, где и прячутся около крепостей до момента принятия их в подданство актом от 2 мая 1756 г.

Цяньлун в ярости - Россия нарушила соглашения. Он требует выдачи Омбо, Болота, Гулчухая и прочих инициаторов ухода в Россию. В России же делают вид, что не знали о цинском подданстве перешедших на ее сторону алтайцев и парируют все выступления Лифаньюаня ссылками на договоренности 1731 г. Осенью 1756 г. Цяньлун повторяет указ об уничтожении Омбо с семьей. Он все еще уверен, что Россия выполнит соглашение о выдаче цинских подданных и указывает не поднимать войска, а направить в Россию ноту.
Как известно, все оказалось напрасным - Россия не выдала никого. И даже демонстративные подходы цинских войск под стены русских крепостей силы не возымели.

Амырсана периодически делает набеги на цинов. Его отряд всё меньше. Через некоторое он бежит в Россию, где пытается уговорить русских собрать армию и пойти воевать за Джунгарию, одновременно ведя переговоры на эту же тему с Аблай-султаном. Умирает Амырсана в 1757 году в Тобольске от оспы.

В ХIХ в. миссионер В. И. Вербицкий записал легенду. «Во время войны между Джунгарией и Китаем один из алтайских предводителей - Чаган-Нараттан - решил присвоить себе власть над племенами Алтая. Он собрал большой отряд и выступил против ойротского князя Амурсаны. Битва произошла на реке Чарыш. Не дожидаясь конца сражения, Чаган-Нараттан бежал вместе с отрядом из 62 человек. Чаган-Нараттан вышел на берег Катуни и скрылся в пещере. Алтайцы прогнали Амурсану и начали искать Чаган-Нараттана. Поиск привел их в пещеру. Но Чаган-Нараттан снова бежал, на этот раз - от своих. На речке Бийтукан («бий пойман») его поймали. Рассерженные на трусливого бия алтайцы сказали: «Как ты покинул нас на войне, так и мы покидаем тебя в мире. Не будешь ты нашим князем». Согласно легенде пещера, где скрывался Чаган-Нараттан, называлась Бий-шибези («крепость бия»).

 

Как видим, во-первых, Амырсана - ключевая фигура в разрушении ойратской государственности. Джунгария, возможно, и без него погибла бы, но вина за умертвление цинской армией ее населения лежит исключительно на нем. К этому привели его личные властные амбиции. Два раза он, чтобы самолично занять ханский трон, приводил на родину чужеземные войска.

Во-вторых, Амырсана действительно имеет очень близкое отношение к алтайцам. Но исключительно в негативном плане.

Ну, и в третьих, говоря о крепости Амырсаны в Усть-Канском районе (Курее-Таш), где он принял какой-то бой с цинами, представителю общины "Ак-Буркан" не мешало бы самому там побывать и посмотреть, что это за крепость и имеет ли какой-то смысл там какие-то битвы вести.

 

Большинство историков и простых алтайцев склоняются к мнению, что Амырсана из легенд и Амырсана исторический - разные личности. Амырсана Хан - из будущего, Амырсана предатель - из прошлого. Их связывает только имя. У Иисуса было двенадцать апостолов, и двое из них носили имя Иуда; у обоих разные судьбы. Это единственное объяснение несоответствию формы и содержания.

Так что "Ак Буркану" нужно быть осторожней с железкой, на которой, возможно, гектолитры крови, с обрядами над непонятно чьим прахом - с точки зрения энергетического сношения с потусторонним миром. Если они, конечно, не последователи Бонпо. Тем более, что ни в традиционном буддизме, ни у алтайцев нет поклонения или почитания мощам или останкам человека. К умершему относятся как к ушедшей душе, а не как к сгнившему телу.

 

Руслан Макаров