С 10 по 13 мая в Калмыкии проходил X Международный фольклорно-этнографический фестиваль «Ойрад тумэн». Как известно, первый фестиваль провели в Монголии в 2006 году, куда съехались хранители народной культуры, древних традиций и обрядов Увс аймака. После этого фестиваль стал ежегодным. В этот раз приглашения из Элисты получили делегации Монголии, Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая, республик Бурятия, Тува, Алтай и Саха (Якутия).

По сообщению СМИ, центром проведения фестиваля стала экостоянка «Шатта» в Целинном районе. В программе были конкурсы кибиток, показы этнических костюмов, соревнования по национальной борьбе «Бёк берльдян», стрельба из лука и другие. В конкурсе среди коллективов – ут дун, шаваш, танец, йорял, исполнение «Джангара» и другие. К открытию фестиваля композитор, заслуженный деятель искусств РК Аркадий Манджиев подготовил песню-гимн. В ее основе, по словам автора, традиционные напевы и мотивы ойратов.

В рамках фестиваля прошла научно-практическая конференция «Духовное и материальное наследие российских калмыков и ойратов зарубежья в социокультурном пространстве: традиции и этническая специфика». Накануне фестиваля глава Калмыкии Алексей Орлов провел рабочее совещание, на котором сказал, в частности, о его значении для дальнейшего развития сферы туризма.



В интервью «Степным вестям» гость фестиваля, цорджи-лама Арам Кыпчаков из Республики Алтай cказал, что он впервые в Калмыкии. «Ойрад тумэн» помог ему лучше узнать жизнь калмыцкого народа, встретиться с учеными, общественниками, артистами, посмотреть конкурсы и принять участие в международной научно-практической конференции. Выступая на дискуссионной площадке конференции, Арам-лама отметил, что алтайский народ — часть ойратского народа, ссылаясь при этом на исторические свидетельства.

— В 1922 году территория, на которой мы живем, стала называться Ойротской автономной областью, - сказал проповедник, - но затем власти пришли к выводу, что название «ойрот» противоречит их политике. В то же время знавшие историю утверждали, что мы были большим народом, имевшим свои государственность, письменность и культуру.

Во время Великой Отечественной войны часть депортированных калмыков просила, чтобы их поселили в тогдашней Ойротии, но власти оставили это пожелание без ответа. А после войны ученые во главе с академиком Л.Потаповым получили заказ — лишить алтайцев ойратского периода истории, и в 1948 году автономная область была переименована в Горно-Алтайскую. «До этого народ именовался ойроты, - напомнил Арам-лама, - и погибшие на войне записаны именно так».

«Я – ойрот!», - озаглавлено его интервью «Степным вестям». Алтайцы в отличие от других ойратских народов считаются тюркским народом. «Но мы так долго жили в монгольском мире с его традициями, обычаями и языком, что всё уже давно смешалось. И до сих пор идут споры: кто мы – монголы или тюрки? Вопрос остается открытым;  мы, я думаю, смешанный, наполовину  тюркский, наполовину – монгольский  народ».



У нас общая история, подтвердил в другом интервью Сайлу Клешев, специалист по связям с общественностью постпредства Республики Алтай в Москве. Будучи представителем рода тодош, одного из наиболее крупных в Республике Алтай, он знает, что его сородичи живут также в Тыве, они называют себя тудуш, и в Монголии – тодут. Ему известно также, что среди калмыцких хошутов есть люди, которые относятся к маленькому роду тодаш.

— Нас, калмыков и алтайцев, объединяет история, - сказал Сайлу. - К примеру, у нас есть старинная песня, в которой рассказывается о далеких временах, когда мы жили вместе. Если перевести отдельные фразы дословно, то они звучат так: «Если перед тобой будет река Яик (старинное название реки Урал – прим. ред.), как ты ее перейдешь? Если перед тобой будет Идль, как ты ее перейдешь?».  Идль у нас – река Волга; у вас, калмыков, это река Иджил.

На фестивале он познакомился со многими участниками из Калмыкии, Монголии, Китая. Он намерен поддерживать с ними связь и надеется еще раз приехать в Калмыкию. До этого ему уже приходилось бывать в Элисте – и тоже в мае. «Только здесь я понял, что такое настоящие степи», - поделился Сайлу своими впечатлениями. На фестивале ойратских народов он понял, что его предки жили именно в такой среде. Если сравнивать две культуры, то можно найти немало точек соприкосновения, в частности, с языком торгутов.



На одной из площадок фестиваля говорили о национальных костюмах, и она привлекла большое внимание тем, что во время ее работы были показаны национальные костюмы, в частности, алтайские. Их привезла в Калмыкию учитель музыки, руководитель школьного театрального кружка Надежда Тыдыкова. «Национальный костюм всегда интересен, в нем заключена мудрость, сакральность, – сказала гостья. – Он делает человека, надевшего его, интереснее в глазах окружающих. Я заметила, что когда  любой человек, русский, алтаец или калмык, облачается в национальный костюм, он прямо расцветает на глазах, даже если и не обладает яркой внешностью – так эта одежда продумана, приспособлена к национальным особенностям».

Надежда показала костюм, в котором выходила замуж. Его шили в ателье, которое изготавливает алтайские костюмы. По её словам, в национальных костюмах в Республике Алтай народ собирается на один из главных праздников. А вот алтайские шубы и шапки, рассказала Надежда, носили и носят в деревнях по будням. По просьбе некоторых участников фестиваля – представителей сильной половины человечества – Надежда продемонстрировала также и другой алтайский костюм, сфотографировалась с ними на память.

Фото: «Степные вести».