После публикации первой части репортажа с XXXIV сессии Госсобрания, где мы практически дословно привели критическое выступление депутата Николая Малчинова в адрес главы республики Александра Бердникова, в интернете, как уже было сказано, стали это выступление обсуждать. Встречались высказывания вроде «Что ж ты раньше-то молчал?» Социальные сети и электронные СМИ давно уже стали частью нашей жизни, и Николай Михайлович, решив, что депутату нужно быть в диалоге с народом, обратился в «Листок» лично и рассказал следующее. 

- Да, я видел комментарии, видел, что у вас в конце материала стоит анонс «Что ответил Бердников и причем тут сын Малчинова – читайте в следующем номере», и решил дать некоторые разъяснения. Во-первых, хотелось бы отметить, что это уже второе мое выступление в связи со скандальным телефонным разговором главы и блогера. Первое состоялось 9 июня прошлого года, в субботний день, в здании Правительства Республики Алтай, где Глава РА Александр Бердников собрал часть членов правительства коренной национальности, часть депутатов (нас было восемь человек), представителей общественности. По этому поводу был разговор, и тогда я свое мнение высказал, два момента – во-первых, этот мат и все прочее, второе — обвинение в предательстве. Я сказал, что такого не было, что часть алтайцев, особенно Чуйские волости, Улаганский и Кош-Агачский районы, территория до Чике-Тамана, уже спустя 110 лет вошли в состав России, позже остальных. Даже в то время никому не продались, ни монголам, ни китайцам, сохранили язык, культуру, землю. Я сказал, что, мол, вы не правы, извинитесь, и прочее. Еще несколько человек также сказали, чтоб он извинился — депутат Карманов, глава Онгудайского района Бабаев, эл башчи из Шебалинского района Делдошпоев. Члены правительства, часть моих коллег высказались в поддержку – они все свели к мату, отметив, что те, кто служил, знают – мол, когда человек в погонах матерится, дела и служба хорошо идут, и тут ничего такого нет. Почему я в то время не выступил на сессии? Нас два беспартийных депутата, я и Аскар Тулебаев, его очередь была, он выступил. В этом году выступил я. Отчет был о деятельности правительства за 2017 год, обсуждаем то, что было в 2017 году...

Что касается кадровых вопросов — я и в то время на это обратил внимание. Насчет должности сына – если бы я думал об этом, я бы и в том году по-другому повел бы себя, может, молчал бы. Я так понимаю, ошибки главы, ошибки правительства в кадровых вопросах – это все прямо или косвенно влияет на социально-экономическое развитие ситуации в Республике Алтай. Нужно же, чтобы кадры не оглядывались назад, когда кого уволили, а работали, налаживали связи и так далее. За год сменилось три руководителя Аппарата, пять членов правительства – ну, это куда ж годится? Я не говорю о заместителях министров: на год поставили – уволили... Ладно, кандидатов наук зачем увольнять? Люди попросту не успевают ознакомиться со своей работой, определить перспективы, наладить связи, и от Москвы же многие зависят...

Третья часть вопроса касалась ликвидации последствий землетрясения. В сентябре текущего года будет пять лет как я избран депутатом, год работал в пятом созыве и далее в шестом. Все это время я данный вопрос (о ликвидации) поднимаю, поправки в бюджет вношу, мне пишут ответы — в бюджет этого года внесут, в бюджет следующего... И так обещают по сей день. В декабре прошлого года я выступал по этому вопросу, и в парламентской газете, на сайте было мое выступление. Дали мне ответ — да, будет заложено в бюджете 2018 года. Но воз и ныне там. Получается, в Джазаторе население около 1700 человек, школа размещается в трех зданиях, в том числе детсад занят под школу, а в бывшем здании конторы 50-х годов постройки – садик, на 40 детей, а в очереди еще более 100. Село большое, желающих много, тем более, там застава, а у молодых офицеров тоже дети есть. В 2016 году Александр Васильевич сам там был, сход провел, люди высказались. Он сказал – все, я даю поручение, с 2017 года начнем строить. Затем эти деньги отозвали, направили в Турочак, на школу. Когда я выступил в том году при обсуждении бюджета, мне дали ответ за подписью Натальи Екеевой, исполнявшей обязанности Главы РА: в бюджете 2018 года будут предусмотрены средства и начнется строительство, проект готов. Потом было сказано – мы направили заявку, в Москве эта заявка не прошла, в программу мы с этой школой не вошли... Тихой сапой. В общем, этот вопрос убрали. И у меня складывается впечатление – раз Малчинов поднимает часто этот вопрос, а потом еще и критикует, то правдами и неправдами мы этот объект строить не будем. Но школа – это же не для Малчинова, а для детей.

Более того – сейчас указом президента поставлена задача до 2021 года ликвидировать трех-двухсменность в школах. В Джазаторе дети в этот указ не попадают.

Они учатся в деревянной школе, перебегают из здания в здание, причем нет возможности нормально одеться-раздеться, ребятишки бегают раздетые, а это же Кош-Агачский район, ветра. Плюс, не дай бог, если какой пожар — деревянное здание вспыхнет как спичка... А население-то верит словам. В 2014 году поддержали Александра Васильевича на пост Главы РА, сейчас на выборах дали 90 процентов за президента... А им-то что в ответ? Получается, власть злоупотребляет доверием этих людей.

Сейчас говорят — на 2019 год будем направлять заявку, но я чего боюсь — проект-то был готов в 2016 году, он устареет. Это опять надо заказывать, опять экспертиза.

Или вот Новый Бельтир, большое село отстроили, почти полторы тысячи человек, а клуба нет. Куда идти? В школу теперь не пускают, других зданий нет. Проект кое-как сделали, но опять же... В бюджете этого года 1,68 миллиона, надеюсь, что начнется строительство. Но у меня, опять же, подозрения... Перед сессией читаю в республиканских газетах, что Глава РА дал поручение строить клуб в селе Кара-Кудюр Улаганского района, на это потратят около 29 миллионов. В бюджете этого года средств нет, откуда брать деньги? Не лучше ли эти 29 миллионов тогда направить на строительство ДК в Новом Бельтире? Мне кажется, что это похоже на намеренное игнорирование... И вот когда я на сессии поставил снова вопрос о строительстве школы в приграничном селе Джазатор – в ответ почему-то услышал: я извинился, из горшка землю есть не буду и прочее, а второе — вот, твой сын проводил планерки на алтайском языке. Вопрос про школу и ликвидацию последствий землетрясения был проигнорирован Главой РА. Насчет сына хотелось бы заметить – не думаю, что это правда. Да, может, кому-то ответил на алтайском. В то же время, глава наш постоянно говорит: «Я — гарант Конституции», а в пределах республики алтайский язык – это второй государственный язык. Сказать, что это послужило основанием для увольнения – не думаю, получается дискриминация какая-то...При этом тогда, 9 июня 2017 года, два человека из числа членов правительства отмолчались и не высказались – это зампредседателя правительства Артур Кохоев и министр культуры Эжер Малчинов. Через два месяца их из правительства проводили с почестями.

Считаю, было бы намного эффективнее, если бы Глава РА по телевидению выступил с извинениями по поводу того разговора, размещение извинения в блоге, который никто не читает – это не тот способ. Насчет школы он говорит, что это приоритетный проект, но мы видим, что после землетрясения прошло уже 15 лет... Есть дорожная карта правительства в связи с указом президента о ликвидации сменности в школах, а по Кош-Агачскому району там написано так: в 2020 году выкупить школу на 750 мест в Кош-Агаче. Но для этого проект нужен, кто-то построить эту школу должен, чтоб потом выкупать. Такая же проблема в Майме... В Кокоре такая же проблема – школа пострадала в результате землетрясения, отремонтировали, теперь дети питаются в столовой детсада. Я когда стал депутатом, этот вопрос также поднимал неоднократно, и на сессии сказал: если какая-то вспышка заболеваемости будет в этом детсаду в Кокоре – вина лежит на государственной власти, имейте в виду. Ну, тогда быстренько маленькую комнатку оборудовали для питания детей... А ведь и теплого туалета нет, лаборантских нет, спортзал по размерам не соответствует. Разрушенные землетрясением дома (двухквартирники, три двухэтажных ДК (в Старом Бельтире, в Тархате, двухэтажная школа в Телингит-Сортогое и так далее) так и стоят руинами, дети там по лету играют, а это опасно, к тому же, район почти каждый день понемногу трясет... Мое выступление – это не месть главе, а заступничество за жителей республики, за свой народ.

Когда верстался номер, редакции стало известно, что коллеги «из республиканских изданий», очевидно, уловив новый тренд, решили проигнорировать выступление Николая Малчинова на сессии в своих материалах. Кое-где даже имя депутата не прозвучало, будто и не говорил ничего вовсе. Что сказать? В общем-то, ничего нового, просто политика.