Горный Алтай без сомнения является жемчужиной России. И не только России, как утверждают видевшие Кавказ, Альпы, Гималаи и Кордильеры. В этой статье мы немного затронем вопрос безопасности приезжающих на Алтай гостей на примере одной недавно случившейся истории.

Статистика вещь неумолимая - людей везде грабят, везде убивают. Определенная местность может давать какие-то свои оттенки криминальным происшествиям. Чтобы максимально точно понять ниже описываемые события, нужно немного ознакомиться с социально-экономическим положением Республики Алтай.

В регионе один шестидесятитысячный город, всё остальное - сельская местность. В советское время республика была успешной сельскохозяйственной державой - колосящиеся нивы, отары на альпийских лугах и путевки чабанам в Кисловодск и Болгарию. "Приватизация" нулевых лишила крестьян земли, сельхозпроизводство упало на порядки. Нищета, безработица; сейчас пенсионер или бюджетник - кормилец семьи.

По статистике в год в Горный Алтай приезжает туристов в десять раз больше собственного населения республики, но ни бюджету, ни абсолютному большинству жителей от этого ничего не перепадает. Кроме туристов есть еще "приезжие" - это устойчивый сепараторный термин. Республика Алтай - уникальный, наверное, регион, в плане идеологической миграции. Воспетый в различных эзотерических учениях Алтай как магнит с равной силой притягивает к себе хиппи, кришнаитов, сатанистов, дауншифтеров и прочих как маргинальных, так и вполне добропорядочных граждан.

Первый массовый заезд нового времени теряется в 80-х годах прошлого века. Волна как спасающихся от конца света, так и ищущих его, пришлась на конец 90-х, и после этого мягким прибоем каждый год приносит всё новых и новых адептов грядущего апокалипсиса. Параллельно ей в Алтай вливаются многочисленные иные течения.

Приезжают и поодиночке, и сразу сектами. Пятидесятиградусные морозы и прочие жесткие факторы окружающей действительности проводят естественный отбор, и многие уезжают обратно, но избранные остаются.

В республике есть три места концентрации приезжих. Более-менее нормальные и с деньгами селятся в Турочакском районе, у Телецкого озера, или недалеко от цивилизации - столицы Горно-Алтайска - на берегу Катуни. Таких немного, и интереса они не представляют.

Вторая точка сборка - Чемальский район и его село федерального уровня Аскат. Туда приезжают отдохнуть от урбанистического пресса, встретиться с единомышленниками, покурить травки, поговорить о высоком. Туда приглашают лам, они читают лекции, проводят ретриты. Это Гоа Алтая.

Самые отмороженные (в хорошем смысле слова) едут в Усть-Коксинский район - это 500 километров от столицы, половина из которых представляет собой дорогу 4 категории с элементами асфальта. В малочисленном, но обширном по площади (как половина Крыма) районе насчитывается свыше 400 озер и расположена гора Белуха - высочайшая вершина Сибири и по совместительству важный эзотерический артефакт. Удаленность от цивилизации сохранила эту территорию в достаточно не загаженном виде.

Внутри района приезжие - за небольшим исключением лесных отшельников - тоже кучкуются по определенным селам. Внутри сел - по определенным группам. Плюс каждый еще себе на уме. Секты - особняком. Соединенные Усть-Коксинские штаты - Замульта, Катанда, Нижний Уймон, Чендек. Дикий Запад эпохи Гойко Митича и золотой лихорадки.

Нужно отметить, что местные - это тоже приезжие; сбежавшие сюда 250 лет назад от никоновской реформы раскольники - кержаки и староверы. Они составляют основную часть коренного русского населения и до сих пор ревностно чтут свою веру. Так что можно сказать, что почти все здесь - идейные, приехавшие сюда в поисках своего Эльдорадо ("Алтай" переводится с тюрских наречий как "Золотые горы").

Это важный момент. Проявляется он не только в том, что к вам может подойти не совсем трезвый мужик и с плохо скрываемой агрессией начнет допытываться, сколькими перстами вы креститесь, но и в простом обиходе - грубо говоря, продавец не продаст вам товар, потому что вы ему "не понравились", и не важно, сколько денег он при этом потеряет. Законы современного материального мира сюда пока не конца добрались по дороге 4 категории.

Нищета и безработица, естественно, тоже оказывают влияние на менталитет людей. Новый TLC 200, обгоняющий по проселковой дороге запряженную лошадкой телегу со стогом сена, только у далекого стороннего наблюдателя вызовет пасторальное умиление, а для местных жителей вопрос выживания без работы суровой зимой стоит достаточно остро. Это ожидаемо отражается на менталитете и отношениях между людьми. Приведем, к примеру, официальную сводку криминальных новостей:

Как сообщает Следственное управление Следственного комитета России по Республике Алтай, 18 января в селе Амур 59-летний местный житель у себя дома употреблял спиртные напитки с 70-летним односельчанином. В ходе застолья пенсионеры поссорились, престарелый гость взял топор и нанес хозяину около десяти ударов по голове. От полученных телесных повреждений мужчина скончался на месте происшествия через непродолжительное время. После совершенного преступления пенсионер лег спать, а утром, проснувшись, сообщил о случившемся в правоохранительные органы.

Напомним, что за несколько дней до этой трагедии преступление с помощью топора было совершено в Нижнем Уймоне. Там 11 января во время застолья 49-летний мужчина поругался со своей матерью и зарубил 70-летнюю женщину. На следующий день в Мульте 37-летний рецидивист зарезал 23-летнего приятеля.

Количество убийств здесь за пост-новогоднюю неделю несколько превышает, конечно, среднюю статистику по семнадцатитысячному району, но мотивы, методы и орудия абсолютно точно отражают местный быт и нравы.

Приезжие тоже довольно быстро отходят от первоначальной эйфории всеобщего братства и любви. Вопрос о том, как правильно строить рай и кто там будет главный, проводит административно-территориальное деление потока приезжающих внутри района. Градус идейного неприятия между двумя носителями знания может быть выше уровня классовой ненависти между жителями Митино и Рублевкой. Грамотный эзотерик достаточно аргументированно может объяснить, почему вон те вон люди живут не правильно. Но обычно хватает одной ёмкой фразы: "Они тёмные". Причем, говорится это безо всякой иронии и для посвященных несет большой смысл. Не исключено, что за все эти годы была не одна попытка изгнать беса из носителя иного мировоззрения, окончившаяся летальным исходом. Просто об этом особо не говорят.

Республиканские силовики время от времени немного гоняют явных сектантов, но всё же местные власти предпочитают не вмешиваться в сферу духовных поисков, предпочитая для достижения рабочих показателей более привычных для себя "Свидетелей Иеговы", "Таблиги Джамаат" или изредка встречающуюся экзотику, вроде заехавшего как-то в ту же Коксу со своей НБП готовить вооруженный переворот в соседнем Казахстане Эдуарда Лимонова.

Идейная основа играет очень важную роль в жизнедеятельности жителей района. Причем, как приезжих, так и местных, потому что за десятки лет совместного существования произошла межвидовая ассимиляция.

В 2017 году сорокалетняя жительница московской области Елена Н. приехала в Республику Алтай, где некоторое время проживала в Усть-Коксинском район. 24 октября 2017 года она гостила у знакомого в с. Катанда. После обеда она вышла на дорогу, чтобы поймать "попутку" до другого села, где она снимала жилье. Машины не было. Она пыталась позвонить. но связи тоже не было. К ней подошел 57-летний житель села Катанда Иван Рехтин и показал место, где связь должна быть. Елена прошла туда, но там тоже не ловило. Иван Рехтин снова подошел, они немного поговорили. он рассказал ей немного о себе, о том, что болел раком, но "поборол" эту болезнь питаясь правильным мясом. Предложил зайти к нему домой (дом был совсем рядом), познакомиться с его женой, позвонить оттуда (там ловит), согреться (было уже холодно), и затем он отвезет на своей машине куда ей надо. Елена согласилась. Пока он ходил в магазин, она успела набрать СМС подруге: "Познакомилась с интересным человеком. Он вылечил рак с помощью правильного мяса", - которая чуть смогла отправиться.

Иван Рехтин действительно жил недалеко от того места, где они встретились. Они зашли к нему домой, там была его гражданская жена, 51-летняя Мамонтова Анна. Елене предложили чай, она попробовала, но почувствовала в нем сильный привкус каких-то лекарств, и отказалась от него. Анна Мамонтова настойчиво ее уговаривала выпить чашку чая. Елена почувствовала тревогу и решила уйти. Она попыталась достать телефон, чтобы позвонить. В этот момент Иван Рехтин спросил, верит ли она в Бога. Затем он схватил ее за руку и повалил на пол. Сев ей на грудь он начал бить кулаком ей в голову. В это время Анна Мамонтова произнесла: "На мясо ее". Рехтин берет Елену, выволакивает ее наружу и тащит в сторону ручья, протекающего через село рядом с его домом. Там он еще несколько раз бьет ее кулаком в голову и наносит несколько ударов ногами по телу.

С Елены в это время спадает небольшой рюкзак, в котором она носила свои вещи. Рехтин говорит вышедшей за ним Мамонтовой, чтобы та взяла из рюкзака нужное, остальное сожгла. После этого он подтаскивает Елену в ручью, наносит еще несколько ударов по голове и опускает переднюю часть тела с головой в воду. Ручей был недостаточно глубокий, и полностью удержать голову в воде не получалось. Через некоторое время Рехтин говорит: "Живучая какая оказалась". Затем обращается к сожительнице: "Заколоть ее или зарезать?". Мамонтова отвечает: "Спусти кровь, чтоб мясо чистое было". Рехтин поворачивается к Елене, которая была в несопротивляющемся шоковом состоянии, ударяет ее головой о камни, опять наносит несколько ударов кулаком по лицу, затем достает нож с коротким лезвием и говорит, "Сейчас зарежу".

В это время мимо проезжала машина с односельчанами Рехтина - муж с женой. Они видели всё, начиная с волочения Елены к ручью. Муж выходит из машины и с криком: "Иваныч, что ты делаешь!" бросается к Рехтину. Тот не останавливается, тогда свидетель хватает Рехтина и оттаскивает его от Елены.

Через некоторое время Елена приходит немного в себя и переползает на другую сторону ручья. Свидетель спрашивает Рехтина: "Ты что, опять?", затем велит ему отдать Елене ее вещи. Мамонтова перекидывает часть вещей Елене на другую сторону ручья. Елена просит свидетеля помочь ей и отвезти в больницу. Тот отвечает, что не может, потому что в машине дети, и советует ей обратиться в дом неподалеку. Она идет туда, хозяин дома отвозит ее в катандинскую больницу и вызывает полицию.

Журналистов часто - и вполне обоснованно - упрекают в том, что они пытаются раздуть шумиху из ничего, искажая факты, поэтому всё вышеописанное было взято из материалов уголовного дела без изменений и комментариев. Дальнейшие события не менее интересны и показательны.

Приехавший участковый заезжает к Рехтину, а затем привозит в больницу Елене ее сумочку, которую ей у ручья не вернули. Она заявляет, что в сумочке были деньги. Через неделю в районном отделении полиции в Усть-Коксе полиция возвращает ей ее телефон, который также забрали тогда Рехтин с Мамонтовой. Елена снова заявляет о пропавших деньгах, но следователь ей говорит, что она это доказать не может, а значить "грабежа" не было.

30 октября 2017 года Елена пишет заявление в полицию и Следственный комитет по факту покушения на убийство. Заместитель начальника отдела СКР в Усть-Коксе Сабашкин А.Ю. лично принимает от нее бумагу. В январе-феврале 2018 года Елена пытается узнать судьбу своего заявления. В отделе следователь Фирсов Евгений Николаевич говорит, что он не в курсе дела, а Сабашкина нет, просит зайти через неделю. В один из приездов Елена приходит к нему с подругой, и они рассказывают Фирсову существо дела. Он уверяет, что состава преступления "Убийство" тут нет, потому что преступник сам добровольно отказался от замысла. Возражения Елены, что его оттащили прохожие, не принимаются. В конце разговора следователь Фирсов внимательно смотрит на женщин и говорит: "Я по вам вижу, что вы наверно сыроеды. А там мясоеды живут, зачем вы туда поехали? Я тут всего полгода, и то знаю, что в Катанду ездить не нужно".

По заявлению в полицию начали проводить доследственную проверку и вели ее три месяца, в течении которых один раз отказали в возбуждении уголовного дела и затем отменили этот отказ. Наконец 26 января 2018 года дело было возбуждено, и менее, чем за месяц (!) расследование было окончено. Елену вызвали для ознакомления с делом. Рехтин обвинялся в нанесении вреда здоровью средней тяжести (у Елены был сломан нос) и угрозе убийством - ст.ст. 112 и 119 УК РФ, до 3 и до 2 лет лишения свободы соответственно. Елена сказала, что никаких угроз не было, а что ее убивали, но следователь вполне резонно заметил, что убийствами занимаются не они, а Следственный комитет, и потребовал подписать протокол ознакомления с делом. Когда Елена сказала, что ей нужно время для изучения материалов, следователь и подошедший еще один сотрудник начали на нее кричать так, что она в слезах выбежала из отделения.

Никаких экспертиз в отношении Рехтина по делу не проводилось, место совершения преступления не обследовалось, и мера пресечения ему тоже никакая не избиралась. Он спокойно себе живет, а Елена пятый месяц прячется, потому что из Катанды ее уже искали, - непонятно, правда, с какими намерениями.

Также выяснилось, что Иван Рехтин уже сидел в 90-ые года за убийство. После освобождения работал до последнего времени кузнецом в совхозе. Односельчане говорят, что когда Рехтин выпьет, он становится очень агрессивным и жестоким и не контролирует себя. Каких-то близких знакомых или родственников со связями, которые могли бы похлопотать за него и замять дело, не имеет.

Еще один интересный разговор состоялся у подруги Елены, когда она пришла в редакцию районной газеты "Уймонские вести", чтобы обнародовать всю эту историю. Редактор газеты, Сергей Уханов, второй человек в местной муниципальном совете депутатов, внимательно всё выслушал, а затем сказал, что он сам с Катанды, что он Рехтина хорошо знает, что это действительно "очень-очень жестокий человек", но у него рак, и он в тюрьме умрет. Еще Уханов сказал, что он мог избить Елену, но вряд ли собирался ее убивать - просто хотел попугать. На возражения, что так не пугают, он внезапно спросил: "А вы знаете, что такое карма?". И потом добавил загадочно, что "мы встретимся в другом месте и при других обстоятельствах".

Тут нужно дать комментарий. Уханов - тоже приезжий, эзотерик, любящий на страницах муниципальной газеты порассуждать об Армагеддоне. Карма в восточных традициях - следствие твоих прошлых деяний. Это воздаяние за твои поступки. Говоря о карме, Уханов имел ввиду, что Елена заслужила своей жизнью попадание в подобную ситуацию. Кроме того, в эзотерике карме нельзя противиться - чтобы ее изжить, нужно ее принять, иначе она будет повторяться вновь и вновь. Другими словами, Уханов предлагает Елене не трепыхаться и принять свою заслуженную судьбу покорно и спокойно, как принимает ее достигший необходимой мышечной массы и свезенный на мясокомбинат бычок.

Никакой статьи опубликовано, естественно, не было.

Елена, впервые столкнувшаяся с местными правоохранительными органами, чувствует себя как герой Леонида Филатова в "Городе Зеро". Наверняка человек в подобной ситуации подозревает какой-то заговор против себя. Но, возможно, не нужно искать черную кошку в темной комнате, особенно, если ее там нет.

Просто тут всё так устроено.

Каннибалы никому не нужны, убийства никому не нужны, следователи загружены по уши, задача служить Закону давно заменена на задачу усидеть на своем рабочем месте. И первое место Республики Алтай в статистике регионов по числу самоубийств - два раза выше, чем в среднем по стране - объясняется не повышенной депрессивностью местного населения, а тем, что Следственный комитет "отбраковывает" каждые два трупа с признаками насильственной смерти из трех для достижения своих целевых показателей и недопущения перегрузки следователей работой.

Ну а после недавнего случая, когда серийный маньяк-насильник (только доказанных восемь эпизодов) оказался сотрудником республиканского управления Следственного комитета, который сам насиловал, и сам же рассматривал заявления потерпевших по этому поводу, к этим ребятам никаких вопросов больше как-то и не встает.

Приезжие эзотерики, скорей всего, найдут более глубокие причины происходящего в местной правоохранительной системе, которые вполне точно могут быть выражены словами: "Они темные".

Возвращаясь к Рехтину, понятие "правильного мяса" (в некоем виде) есть в двух культурных традициях - иудаизме и исламе. Кошер и халяль. В обоих случаях отбираются животные определенных видов, которые должны выращиваться без применения гормонов и прочей химии. В обоих случаях очень важная фаза - забой. Животное должно умереть от потери крови, убивать нужно одним точным движением, перерезая шейную артерию. Нельзя предварительно оглушать животное с помощью удара или электрического тока. После этого оно подвешивается вниз головой, чтобы максимально стекла кровь.

Нужно сказать, что каннибал, скажем, в Норвегии и каннибал на Алтае - абсолютно разные явления. Человек, живущий в достатке и влекомый к человечине - он идейный людоед, это психическое отклонение. На Алтае же - да и по всей России - от безденежья совсем не редкость уже есть собачатину; и останавливающим фактором здесь является не культурно-нравственный барьер, а гастрономический - не всем мясо собаки по вкусу. Вполне возможно предположить, что у отдельных лиц моральная планка может опуститься еще ниже и позволит им есть туристов или жителей недружественного села.

Второй вариант - народная медицина и добытый откуда-то Иваном Рехтиным рецепт правильного мяса для лечения своей онкологии. Есть научные исследования, что употребление кошерного и халяльного мяса (по сравнению с обычным) значительно снижает риск заболевания раком (в силу большей натуральности продукта). Возможно Рехтину попала эта информация, и он ее интерпретировал несколько по-своему. В этом случае, судя по его фразам и имевшим место событиям, потерпевшая не первая, кого Рехтин пытался использовать в качестве лекарства от рака.

Ну и нельзя, всё-таки, сбрасывать со счетов третий вариант - что Рехтин таким вот оригинальным способом действительно хотел попугать незнакомую женщину, борясь с ее безбожием и сохраняя Катанду для катандинцев.

К сожалению, ответ на вопрос мотива, скорей всего, так и останется загадкой - ведь как прямо заявил следователь Фирсов Е.Н., юрисдикция Следственного комитета России на Катанду не распространяется. Хорошо бы еще, чтобы правоохранительные органы вместе с министерством туризма выпустили для гостей республики карту-памятку, пометив зеленым, желтым и красным цветом места, куда можно ездить, и места, куда лучше не надо.

Ну а пока в этой ситуации единственное, что мы можем, это дать совет туристам, посещающим наш прекрасный Горный Алтай - рекомендуем быть осторожными и не отходить от экскурсовода дальше, чем на десять метров. Иначе есть риск попасть на мясо. На правильное мясо.

 

Руслан Макаров